Главная О нас Контакты Карта сайта
Ленинград
Утренняя репетиция в Ленинграде была в разгаре, и слова эти принадлежали Отто Скампу, присевшему на барьер манежа. Может быть, это была не новая мысль, Отто услышал ее тогда, когда ему еще рано было думать об этом, и только сейчас, когда не удалось с прежним искусством сделать какое-то движение, слова эти обрели в сознании артиста конкретное значение. Он с грустью оглядывал подтянутые, стройные фигуры, мелькавшие на арене, расточая со щедростью юных силу и ловкость.
Тогдашняя программа ленинградского цирка включала несколько иностранных аттракционов. Француженка в костюме охотницы, с ягдташем на боку и ружьем в руке, показывала забавный номер с голубями. Каждый вечер на арене устанавливалась клетка, в нее входил Альфред Шнайдер и с ним огромное количество львов. Точное число их нам так и не удалось установить. Но перед тем как отказаться от этой попытки, мы успели насчитать сорок. Шнайдер был маленьким человечком и в окружении этой массы желтогривых аристократов джунглей походил на ребенка, затерявшегося в уличной толчее. Однако только большой храбрец мог осмелиться выступать в таком грозном обществе.
Приятно было наблюдать, как работали опытные артисты, многому научившиеся во время своих странствий по разным континентам.
Но, как везде и во всем, в цирке не обойтись без начальной стадии, за которой следует период возмужания таланта. Во время этого упоительного, но подчас исключительно трудного процесса исполнитель посвящает себя поискам наилучшей формы, идеального способа раскрытия своего дарования.
«Пред. След. »
 Рейтинг@Mail.ru