Главная О нас Контакты Карта сайта
Перемена
Однако нынешний мой обход оказался преждевременным. Еще никто из обитателей контор-мансард не удосужился заглянуть в Шордич. Великий мир зрелищ жил другими, более неотложными делами и заботами. В первую очередь он беспокоился о тех, кто занимал прочное положение. Ист-Энд мог подождать, пока любопытство или распространившиеся слухи не загонят туда кого-нибудь.
В четверг произошла решительная перемена. Два агента обратились к нам с любезным предложением выступать за вознаграждение, близкое к тому, которого мы добивались. Но только в Альбион-хаузе Нэт Дэй сказал нам:
— Тридцать фунтов? Прекрасно. Вы готовы подписать контракт на гастроли?
Так, словно невзначай, мы достигли цели, которую давным-давно себе поставили. Как часто мы думали об этом моменте, но он всегда казался таким далеким, несбыточным. И произойти это должно было как-то по-иному.
Такая правда в первый момент кажется неправдой — мне предложили без малейших споров то, что было предметом бесконечных мечтаний. Я был до того ошеломлен, что растерялся и смущенно пробормотал:
— Конечно, с удовольствием подпишем.
И пока Мэрджори Берман в соседней комнатке печатала текст контракта, я отвечал на вопросы о том, какой путь прошел номер братьев Брент; прежде чем появиться в Шордиче.
Когда документ был готов, Нэт Дэй вытянул доску раздвижного стола — приспособление, мне дотоле незнакомое, — положил на нее контракт и сказал:
— Пожалуйста, прочтите и подпишите.
«Пред. След. »
 Рейтинг@Mail.ru