Главная О нас Контакты Карта сайта
Москва
Весь номер переносил на арену атмосферу большого простора, где мчится стадо диких коней — стуча копытами, храпя, не признавая никакой узды.
В Москве мне посчастливилось познакомиться с редактором журнала работников искусств «Рабис». Он помог нам достать билеты в Большой театр. Кроме того, благодаря его содействию Рутланд Баутон, Томми и я были приглашены на просмотр фильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин».
Фильм утверждал новую истину — искусству нужны не несколько героев, а сотни, и сотням этим в искусстве не играть, а жить! Ряды стреляющих солдат, медленно и неумолимо спускающихся вниз по одесской лестнице; нх ноги, одни только ноги, топчущие границу экрана, — это была не просто гениальная кинонаходка. В одном драматическом мгновении до конца раскрылась слепая жестокость карателей.
Эйзенштейна очень привлекали к себе цирк и эстрада. Он находил в них непосредственную связь с тем, к чему сам постоянно стремился. Режиссер хотел видеть людей такими, какие они есть на самом деле, без притворства, без игры, поглощенными необходимой для них, полезной им деятельностью.
Несколько ярусов лож, повисших один над другим, подобно причудливым золоченым гирляндам, опоясывают зрительный зал Большого театра. Партер чуть наклонно спускается от амфитеатра к оркестру. Ярусы, бельэтаж, бесчисленные ряды партера заполнены зрителями, одетыми в свои лучшие платья -нарядные, но без излишней вычурности. Все оживлены и полны ожиданиявстречис Кармен. с ее безудержнымвесельем и отчая-нием Это была прекрасная постановка.
Потом нам удалось впервые в нашей жизни посмотреть балет, и, разбираясь в первых впечатлениях, мы почувствовали неотразимое воздействие высокой поэзии движения, слившегося с волнующей музыкой.

«Пред. След. »
 Рейтинг@Mail.ru