Главная О нас Контакты Карта сайта
Варшава
— Очень трудно. Пока мы не справились с этим делом, пришлось просить о помощи чуть ли не всех ученых друзей.
Борис, не принимавший до этого момента участия в беседе, стал проявлять к ней интерес. Это удивило меня, так как мне казалось, что его молчание было вызвано тем, что он не знал ни слова по-английски.
— Собираетесь работать в русском цирке?
Говорил он медленно, низким приятным голосом, глядя на собеседника грустными глазами.
— Вы встретите там много хороших людей и очень много любителей цирка. От души желаю вам большого успеха.
— Наш друг Борис в свое время был владельцем крупного московского ресторана.
Жестом Борис попросил Вилли замолчать:
— Что старое поминать? Бог с ним. Одно только скажу: если бы той весной нашелся человек, который бы предсказал, что через полгода в России не будет ни батюшки-царя, ни самого бога, его сочли бы сумасшедшим.
Он говорил тоном, в котором не было ни горечи, ни обиды — только удивление. Видимо, он все-таки не мог еще опомниться после потрясений давних лет.
Вечером наш поезд отбыл с вокзала на Фридрихштрассе. На следующий день мы предполагали проснуться в Варшаве.
Судьба по-прежнему улыбалась нам. В углу купе сидел полный человек с приятным лицом. Он перелистывал «Шпигель», но чувствовалось, что наш разговор интересовал его гораздо больше газеты, в которую он не торопился углубиться. Когда, наконец, он положил ее на скамейку рядом с собой, я обратился к нему:
— Вы знаете английский?
«Пред. След. »
 Рейтинг@Mail.ru