Главная О нас Контакты Карта сайта
Питермарицбург
В тот вечер я, как бы между прочим, сказал заведующему сценой:
— Сегодня мы видели массу белых на работе в дюнах. Не знаю, в какой мере они роняют при этом свой авторитет, но потеют они изрядно — это я заметил.
— Это же общественное трудоустройство! Это все бедняки. У них давным-давно нет работы.
Если не считать густонаселенных центров, вроде Йоханнесбурга или Кейптауна, по всей остальной стране единственным видом развлечения было кино. И здесь в кинотеатрах не только демонстрировали картины, но и выступали эстрадные артисты. Благодаря столь ограниченному полю культурной деятельно-ности, которое под влиянием цветного барьера и феодальных порядков сужалось еще больше, развитие народных талантов было приостановлено. И почти все артисты, выступавшие в стране, были гастролерами из Европы.
В Питермарицбурге мы жили, можно сказать, в саду. Здание нашей гостиницы замыкало с трех сторон фруктовый сад, заросший цветами. Два боковых крыла гостиницы были не выше бунгало, и только среднее здание подымалось еще на этаж. Питание соответствовало роскоши этого жилища. Маленький отель был частью маленького города. В столице Наталя, обладательнице колледжа и двух соборов, проживало, как мне сказали, меньше двадцати двух тысяч жителей. Тот, кто рассказывал об этом, добавил: «Мы, конечно, не считаем черных».
Я много часов проводил на веранде гостиницы, наблюдая за всем происходящим вокруг. Рассыльные бегали в разные стороны, выполняя поручения «мадам». Иногда появлялась и она сама, гордая белизной своей кожи и сознанием неограниченной власти над «вассалами». Мимо гостиницы ходил патруль — босые черные полицейские с дубинками. Пробегали рикши, обутые в самодельные сандалии из кусков старых автомобильных шин. В колясочках сидели один или два пассажира. Современный феодализм — жизнь, гниющая на корню.
«Пред. След. »
 Рейтинг@Mail.ru